Сестра Марии.

          – Всё продам, с голоду помру, а дочь моя не хуже других в столице будет, – приговаривал папа, собирая Марию  в аэропорт.       Ах, какая она красавица у нас, Мария! Ни Машей, ни Машенькой ее никто никогда не звал – может, разве мама наша, в далеком детстве. А…