Аксиома.

Чувства мои самочинны и скрыты надежнее, чем самая черная из абиссальных морских глубин…   В его костистых пальцах сладко поет флейта, и от его улыбки – тревоги отбой. Я пишу ему редко, и никогда не выворачиваю скобки наизнанку, чтобы ему было нескучно.   Он не знает об эмоджи, он  – из страны Бродячих Коров, я…

Воровка.

У него губы потрескавшиеся от бесстрастного  зимнего солнца и моих краденых поцелуев.   У нас закаты поздние, а ночи – вдребезги буйные.   Когда он уходит, на мой потолок наползает лютая стынь и обнимает меня своими мертвыми руками, пахнущими старым колодцем , а я лежу часами бездвижно.   Он оставляет меня на потеху дневным призракам,…

Секрет Дня.

Каждое утро я надеваю простую белую футболку и иду к Марио. У него крошечная кофейня на углу, лучистая улыбка и буйные кудри, в которые хочется запустить пальцы. Он делает лучший в городе коктейль “Млечный путь”.   Россыпь сияющих огней Млечного пути устремились через яркую трубочку к моим ненакрашенным губам. Лед для коктейля был осколками колец…

Колдовской костер.

В самый темный ночной час, когда сама Луна боязливо прячется за надежными спинами серых облаков, мы, колдуны, разводим свои костры.   Я – Богиня Олкиппа, Могущественная Кобылица, и моя грива не боится колдовского пламени.   Я разжигаю самый главный. самый яростный огонь этой ночной вакханалии – и мои братья и сестры по очереди подходят к…

Ангел Огня.

  Я  – Ангел Огня, помощник Осени, и моя работа – это смешивать цвета, да так, чтобы сердце – ввысь, и песня – в небо, и нет больше никаких тайн.   Осень – это не багрянец и не остромодный сейчас у людей марсала, осень – это золотой на антрацитовом,  амарантовый на серебристом,  лемонграссовый на голубичном.…

Эта сказка

Эта сказка – очень древняя, совсем непростая и немного страшноватая. В ней закрывают уши ладонями, спасаясь от вечной мелодии Крысолова. В ней – бессмертие – в старой тряпичной кукле с оторванным глазом, в пыльной лакричной палочке в углу старого сундука. В ней собирают обжигающие звезды в корзину из ивовых прутьев, и звездные искры прожигают сквозные…

Нарисованные двери.

Если вам кажется, что в вашей жизни наступило время для перемен – значит, вам не кажется. Время уже пришло, оно нетерпеливо переминается с ноги на ногу и ищет дверь, чтобы его впустили. А двери-то и нет… Значит, нужно нарисовать ее! Скорее берите самые волшебные свои краски – золотые, розовые и блестящие, берите самую алую помаду…

Исчезнувший город.

В исчезнувшем городе слепой музыкант играет фуги Баха на скрипке Страдивари. Обрезанная философия его одиночества  – острый контраст с тем единением, что испытываешь ты с городом, его безумным маскарадом мыслей и чувств. Сегодня – день незапланированных богатств, тебе были обещаны они, и ты украдкой ощупываешь свой карман с самого утра – не потяжелел ли он?…

Хозяйка Арктической Пустоши.

Я хочу раскрасить своим ярким зонтиком перекрестки неба, и зонтик этот непременно должен быть нежно-розовым, как изнанка заячьего ушка. А лучше… Лучше я сделаю зонтик из самой Осени, в ней все цвета, известные мне, а вчера, вчера  я нашла еще два, которых раньше не видела. Я, словно белочка, припасла на зиму эти цвета, на страницах…

Придорожное кафе

В нем зеркало вмещает в себе частичку целой Вселенной в отражении улыбки. Смятая салфетка на круглом одноногом столике придорожного кафе хранит тайны случайных желаний. На завтрак там подают королевские бутерброды в фарфоровых тарелках со сколотыми краями, а с полудня – разогретые вчерашние булочки, и тот, кого ты встретил в этом кафе, навсегда займет пустующий стул.…