Задний фон.

Мои движения отточены до совершенства – и оттого скучны.Каждый день я стираю в кровь ноги у станка, пытаясь наполнить мои па жизнью, но они пусты, все так же пусты, как в первый месяц, и первый год, и первые пять лет на этой сцене. Иногда мне кажется, будто сцена меня не любит. Я часто думаю об…

Ты разменивал меня…

Ты разменивал меня воровато, жестко вжимая голову в плечи — как фальшивую купюру поздним вечером в маленьком магазинчике на углу. Ты разменивал меня эффектно, как новехонькую желто-зеленую сотенную бумажку — и пальцы твои не дрожали, когда ты протягивал ее неприятному торговцу редкими ценностями. Ты разменивал меня жестко, как в приличном банке — таком, где вышколенные…

Ты меня избил.

      Когда традиции отбрасываются за ненадобностью, остается уповать лишь на рефлексы. Кровь запеклась на моих губах, но я не опущу головы, я гордо снесу следующий удар, и да поможет мне Бог быть верткой и прыткой. Бог… Когда ночами я звала его, он не пришел. Ты бил меня ногами за какой-то очень серьезный проступок,…

На ночь глядя.

Отставила тяжелую кастрюлю в сторону, укутала в полотенце. До утра пусть постоит на окне, вкуснее будет.Звонок в дверь — поздно уже… Соседей вчера ограбили, а она удивилась — у них разве что-то ценное было? Он вошел в ее дом. Она сразу увидела все — как через двадцать лет он заболеет ангиной, простудившись в своем старом…

Защитница.

        По ночам я лежу на твоей груди, закрываю сильно бьющееся сердце. Безумные кошмары мучают тебя, и мне нужно крепко держать твои ладони, чтобы ночные демоны не хватали тебя за руки и не уводили в свои безумные хороводы подлунных плясок.       Каждую ночь я молюсь и боюсь, что не наступит…

Подарок.

      Ты сказал, что у тебя есть для меня подарок.     Несколько часов до самолета щедростью авиалиний превращаются в целую ночь в гостинице.       Подарки можно не принять, но этот я приняла с честью, я взяла его бережно, забыла свое имя, и то, как звали меня до этого рейса, где…

Предательство.

    Я предаю красиво. Разве можно иначе? Ты любил, тебя любили – так на что ты ропщешь?     Я была щедра на подарки.     Я дарила тебе веру в себя, дарила зеркало, в котором ты был успешен и крепок.       Я дарила тебе медовую негу на своих египетских простынях.  …

Узелок на память.

    Я завяжу тебе узелок на память, вот так, теперь он не развяжется.     И ты будешь помнить обо мне. И отовсюду проложишь узкую тропинку к моим рукам.     А я тебя ждать буду, всегда буду ждать, буду согревать руки над камином, чтобы не спалить тебя мертвенным холодом своего ожидания.    …

Я простила тебя.

    Ты сжег все мои письма. Я простила тебя, ведь ты никогда не писал писем, и не знаешь, ничего не знаешь о том, как долго можно сидеть над чистым листом.       Ты забыл мою улыбку. Я простила тебя, ведь ты никогда не репетировал у зеркала, пытаясь обратить оскал боли в подобие подобострастной…

Цвет ожидания.

    Сизый. Конечно, сизый.     Цвет сигаретного дыма, цвет влажной пустыни ранним утром.     Пусть о любви мечтают проклятые – а ты умница, ты знаешь, что ждать дольше 15 минут леди себе не позволит.     Ты весь день не выпускаешь телефон из рук, сегодня никому не нужен повод, чтобы набрать чужой…